Аргумент Чикатило или аморальность атеизма

Аргумент Чикатило или аморальность атеизма


Самый лучший аргумент, доказывающий существование Бога – нравственный. Ибо он опирается на нравственный закон, который знают все люди.

Суть доказательства проста:

  • Все знают нравственные законы через нравственное чувство, которое даёт нам совесть.
  • Нравственные законы, есть правилами поведения для разумных существ, т.е. они прямо обращаются к нашему разуму, значит, они тоже придуманы каким-то Разумом.
  • Нравственные законы объективны, т.е. они законы природы, придумывать законы природы может только какой-то Сверхразум, Высший Разум, т.е. Бог.

Всё просто.

Чтобы отрицать этот аргумент, атеистам необходимо отрицать объективность нравственных норм. Это единственный способ нивелировать нравственный аргумент. Чем они очень активно занимаются. И для чего написано множество статей и книг, выдвинуты горы теорий и идей. Основные из которых уже рассмотрены мною в рубрике «Контраргументы к нравственному доказательству бытия Бога».

Но я хочу обратить ваше внимание на другой аспект. Что для нас означает отрицание объективности нравственности на практике? А это означает следующее: если не существует объективной нравственности, никакой поступок не может быть назван хорошим или плохим в моральном плане, вообще невозможно теперь дать нравственную оценку любому поступку, все поступки теперь одинаково хороши и плохи, а точнее, уже нет ни хороших, ни плохих поступков, нет добра и зла. Точно также в моральном плане нет разницы между преступником и его жертвой, без объективной нравственности, её просто не может быть. И преступник, и жертва одинаково правы, ведь теперь у каждого из них своя собственная мораль и каждый прав по своей морали. Получается, что маньяк и серийный убийца Чикатило ничем не хуже и не лучше своих жертв. Ведь если нет объективной морали, чем хуже мораль Чикатило, от морали матери Терезы, например? Ничем! Все они, получается, одинаково хороши и плохи.

А если так, то за что наказали Чикатило? Чем он был хуже других? Он насиловал и убивал детей, скажите вы. А что тут плохого? Как это можно теперь назвать плохим, если нету критерия оценивания плохого и хорошего, если нету разницы между плохим и хорошим? Если нет добра и зла? Поэтому наказывать Чикатило и таких как он нельзя, на каком основании вы собираетесь это делать?

Наказание предусматривает справедливость. Наказывать не справедливо нельзя. А как можно наказать справедливо, если человек ничего плохого не сделал? Как теперь вообще кого-либо можно наказать, если нет и самой справедливости, ибо как она может быть, если нравственность не объективна. А если нет справедливости – не может быть и права, ибо сама суть права в восстановлении справедливости. А если нет права, не может быть и правоохранительных органов. Т.е. без объективного нравственного закона мы получаем закон «джунглей» — кто сильнее тот и прав! И каждый сам за себя! И никто не может сказать, что кто-то поступает плохо или хорошо. Теперь каждый поступает так, как ему выгодно, это единственно рациональный способ поведения. И если выгодно убить, значит нужно убить, если хочется секса, значит можно насиловать, если в кайф насиловать и убивать – пожалуйста, главное быть сильнее своих жертв! И ни у кого не может быть никаких прав! Ибо не может быть и самого права, так как нет справедливости его образующей. Вот что на самом деле означает отсутствие объективной нравственности.

К этому-то ужасу и сводиться суть атеизма, каким бы он рациональным, передовым и научным не пытался казаться. Атеизм делает любое зло равным добру. И в этом его главная и самая опасная суть. Атеизм это ужасное аморальное учение, которое ставит маньяков, в частности, таких как Чикатило на одном уровне с порядочными людьми!

Нам нужно понять одну простую вещь: объективная нравственность невозможна без Бога, отрицая Бога, необходимо отрицать и нравственность. Невозможно отрицать Бога и не отрицать объективность нравственности. Также как, невозможно признавая объективность нравственности отрицать Бога. И если вы порядочный человек и атеист, вам нужно определиться с чем-то одним. Либо быть порядочным человеком и признать существование Бога. Либо отрицать существование Бога и быть моральным уродом, для которого Чикатило ничем не хуже своих жертв.

Нужно выбрать что-то одно!







Аргумент Чикатило или аморальность атеизма: 2 комментария
  1. Василий (aka Minimorum)

    Автор первого комментария Meuterer верно пишет в самом начале своего комментария: «мы ставим себя на место других, и представляем, что могли бы чувствовать на их месте» — ИМЕННО ТАКОВ ИСТОЧНИК НРАВСТВЕННОГО ЗАКОНА, именно таково его происхождение: у этого Изначального Закона (изначального Принципа различения Добра от Зла) НЕТ НИКАКОГО ПЕРСОНАЛЬНОГО АВТОРА! Этот Закон, этот Принцип ВОЗНИКАЕТ САМ СОБОЙ, как только возникают взаимоотношения между какими-либо двумя или несколькими живыми личностями: причём ВОЗНИКАЕТ ОН НЕЗАВИСИМО ОТ ЛИЧНОЙ ВОЛИ какой-либо (или каких-либо) из этих личностей — возникает только лишь из самого факта начала взаимоотношений между личностями, и ни из чего более: т.е., когда ты понимаешь и даже чувствуешь, что каждой другой личности тоже может быть хорошо или плохо, как и тебе самому, что она тоже может быть счастлива или несчастна, как и ты сам, и поэтому стараешься делать всё так, чтобы она (каждая другая личность) была счастлива и чтобы ей было хорошо — ты поступаешь нравственно, согласно этому изначальному Принципу; ну а поступать иначе, т.е. не чувствовать и не учитывать чувства и желания какой-то другой личности, «плевать на то, хорошо или плохо будет ей от твоих действий» — значит, по сути дела, воспринимать эту живую личность как неживую, приравнивать её к бездушным объектам неживой природы таким вот безчувственным своим отношением к ней, т.е. буквально умерщвлять и убивать её внутри себя, внутри своего сердца: это есть безнравственность, безнравственное поведение (*но здесь, конечно же, надо заметить, что, например, физически убивать врага на войне или казнить особо опасного преступника может быть нравственным делом, если это делается ради счастья и спасения многих других людей, которые в противном случае могли бы быть убиты или подвергнуты жестоким мучениям этим врагом или преступником: хотя нравственный человек, убивая врага или казня преступника, будет и ему внутренне сочувствовать и сострадать, но, тем не менее, совершит это его физическое убийство, потому что совершить это от него требует его сочувствие и сострадание к потенциальным жертвам этого врага или преступника, которое гораздо сильнее, чем сочувствие и сострадание к самому этому врагу или преступнику — по причине многочисленности этих его потенциальных жертв и, главное, по причине их беззащитности и безсилия по сравнению с этим врагом или преступником; но тогда, когда его возможно полностью обезвредить каким-то иным способом, без убийства/казни — тогда, разумеется, нравственно будет поступить именно таким способом: именно исходя из этого в Средневековье нередко заменяли смертную казнь ослеплением или отсечением рук, а нынче заменяют её пожизненным заключением*) . Так что изначальный высший Принцип, закон различения Добра от Зла всегда остаётся простым, очевидным и незыблемым, и поступать согласно ему человека побуждает элементарное осознание того, что он не один, что рядом с ним в Бытии присутствуют другие живые личности, каждая из которых точно так же, как и он сам, может ощущать боль и наслаждение, тяготу и лёгкость, несчастье и счастье; и всякое забвение об этом, всякое неучитывание их чувств, ощущений и состояний — есть акт внутреннего убийства, умерщвления этих живых личностей внутри своей души, то есть шаг в направлении торжества Зла и Смерти, в направлении умерщвления и гибели всего живого, включая и самого этого человека: это тяжёлое и неотступное ощущение того, что ты по собственной воле совершил шаг ко всеобщей, в том числе и к своей собственной, гибели (т.е. к превращению всех живых личностей, субъектов Бытия, в неживые объекты) и есть чувство упрёков совести — и оно резко отличается от чувства нарушения тобой какого-то там закона, установленного каким-то Высшим Властелином, за каковое нарушение этот Властелин тебя ужасно покарает. Вообще, никакая личность или Сверх-Личность (или хоть самая-пресамая Супер-Пупер-Гипер-Личность) не может ставить саму себя и свою личную волю превыше этого Изначального Принципа Нравственности, т.е. объявлять саму себя автором этого Принципа (законодателем этого Закона Нравственности) , заявляя, что совесть — это, якобы, её личный голос в сердцах других личностей (*кстати, «дилемма Евтифрона», сформулированная ещё Сократом, посвящена именно этому вопросу*) .

    Ответить
  2. Meuterer

    >Все знают нравственные законы через нравственное чувство, которое даёт нам совесть.
    >Нравственные законы, есть правилами поведения для разумных существ, т.е. они прямо обращаются к нашему разуму, значит, они тоже придуманы каким-то Разумом.
    >Нравственные законы объективны, т.е. они законы природы, придумывать законы природы может только какой-то Сверхразум, Высший Разум, т.е. Бог.

    Разум, который придумывает нравственные законы это наш собственный разум. Во-первых, используя воображение, мы ставим себя на место других, и представляем, что могли бы чувствовать на их месте. Во-вторых, мы представляем, как будут относиться к нам другие, если мы совершим тот или иной поступок, страх быть осужденным или наказанным заставляет нас вести иначе. В-третьих, мы узнаем обо всем этом на собственном опыте, когда нам причиняют боль и ущерб. Чтобы не попадать в такие ситуации, мы придумываем себе правила поведения и призываем других следовать этим правилам. Нет необходимости привлекать здесь божественную волю.
    Нет никаких заранее прописанных законов природы. Есть множество частиц, которые взаимодействуют между собой. Человек лишь подмечает основные черты этих процессов и называет их законами. Даже если наш мир и создан богом, нет оснований считать что бог знает обо всех этих законах, во всяком случаи, так как человек. Возможно, бог лишь создал материю и ему нет дела до всего, что с ней происходит, или же он подобно демону Лапласа знает о состоянии каждой частицы и каждого объекта во Вселенной и ему не нужны законы для этого.
    Маньяков наказывают, чтобы снизить вероятность быть убитым маньяком, потому что никто не хочет быть убитым маньяком. Это и есть объективная составляющая нравственного закона. Человек плох или хорош, в зависимости от того, как люди воспринимают его поступки. У верующих же получается, что Чекатило нужно было расстрелять, только потому, что так хотел Бог. Они не понимают, что за моралью стоят вполне рационально обоснованные причины, поэтому им и кажется, что атеизм уравнивает добро и зло. К сожалению, часть атеистов также этого не понимает, поэтому они отрицают как религию, так и моральные нормы.

    Ответить
Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>